Он убегал… В него стреляли люди… 
Проваливаясь лапой в рыхлый снег, 
Волк твёрдо знал: спасения не будет 
И зверя нет страшней, чем человек. 

А в этот миг за сотни километров, 
Был в исполнении ужасный приговор: 
Девчонка малолетняя там где-то 
Уже четвёртый делала аборт. 

Малыш кричал, но крик никто не слушал. 
Он звал на помощь: «Мамочка, постой!!! 
Ты дай мне шанс, чтобы тебе быть нужным! 
Дай мне возможность жить! Ведь я живой!!!» 

А волк бежал… Собаки глотку рвали… 
Кричали люди пьяные в лесу 
Его уже почти совсем догнали, 
Волк вскинул морду и смахнул слезу… 

Малыш кричал, слезами заливаясь, 
Как страшно, не родившись, умереть! 
И от железки спрятаться пытаясь, 
Мечтал в глаза он маме посмотреть. 

Вот только «маме» этого не нужно — 
Не модно стало, видите ль, рожать! 
Она на глупость тратит свою душу, 
Своих детей «не в падлу» убивать. 

А волк упал без сил… Так было надо — 
Он от волчицы варваров увёл — 
Одна она с волчатами осталась, 
Когда он на себя взял приговор… 

Собаки рвали в клочья его тело, 
Но только душу волчью не порвать! 
Душа его счастливой мчалась в небо — 
Ради детей есть смысл умирать!! 

И кто, скажите, зверь на самом деле? 
И почему противен этот век? 
А просто человечнее нас звери, 
И зверя нет страшней, чем человек!