Замрет дневное многословие,
Сверчком за тикают часы,
И у кровати изголовья,
Поставят ангелы весы.

Тебе приснятся дали, веси,
Другие страны, облака,
Где в невесомом равновесии,
Твоя в моей плывет рука.

И на весы не ляжет тяжесть,
И первый ангел вскинет бровь,
И ангелу второму скажет:
«Воздушна дьявольски любовь!»