Когда – ни будь, время настанет,

И имя припомнят мое.

И кто – ни будь, молча наступит,

На грязное наше белье.

 

И я не смогу защититься,

Укрыться тогда от огня.

О, лучше бы мне не родиться,

Чтоб просто не знали меня.

 

Любителям чьих – то помоев

Понять невозможно одно:

Что только страданье откроет

К великому счастью окно.

 

Пусть тот, кто неведомо светил.

Пусть тот, кто неведомо черен.

Поймет, как клонил меня ветер

И был он в мой маленький челн.

( Татьяна Пихтовникова)